Соколиная охота на дону

 

Соколиная охота на дону

Людовик Тринадцатый как-то сокрушался по поводу того, что традиции соколиной охоты полностью утеряны, и он, последний их хранитель, не может найти достойных учеников. Прошли столетия, но не затерялись королевские традиции. Спецрепортёр «7С» нашёл хранителя «королевского искусства» на Дону. Юрий Малков оказался человеком скромным, и на контакт пошёл, только чтобы найти единомышленников. «Обо мне говорить не надо, давайте лучше об охоте», — сразу предложил он.

7С:— Юрий, сокол для вас — игрушка или орудие охоты?

— Ни то и ни другое. Знаете, если нужно просто добыть пищу — лучше ружья трудно что-то придумать. Пульнул, и добыча есть. А ловчих птиц держат не для пропитания. Это не связано напрямую с традиционной охотой. Сейчас много спорят о соколиной охоте: искусство это или спорт. Общаясь вплотную с птицами, могу сказать, что это всё же ближе к искусству. Не каждый может взять из дикой природы птенца или взрослую птицу и довести её до совершенства. Надо войти в контакт, понимать её. Это не всем дано.

Люди, которые мало общаются с природой, больше любят собачек, кошечек. Почему-то им хочется, чтобы была привязанность. И так называемые «домашние животные» действительно как игрушки. А сокола нельзя погладить, схватить, прижать к себе, нельзя с ним посюсюкать. И не потому, что он вас цапнет, просто желания такого не возникает по определению.

7С:— Для многих соколиная охота — это нечто экзотическое, развлечение шейхов, к примеру. Как вы пришли к этому искусству?

— Первые хищные птицы у меня появились в девять лет. Это было бессознательно, об охоте я и не думал, просто увидел двух соколят, они мне понравились, и я взял их из гнезда. По наивности думал, что они подрастут и улетят. А они привыкли и остались. Потом я держал почти всех декоративных птиц — от канареек до попугайчиков, но всё равно больше люблю диких серых охотников.

Долгое время думал, что соколиная охота утеряна, казалось, что это просто миф. Пытался о ней книжки какие-то найти — за сто лет в стране их было выпущено всего две. После сильного увлечения традиционной охотой — больше 20 лет — понял, что ружье мне больше не интересно. Здесь, на Дону, уже в принципе и некого стрелять. Зайцев стало меньше, а охотников больше.

А хищные птицы — они привлекают внимание даже тех, кто от охоты далёк. Вот вы идёте по полю и видите — сокол преследует голубя. Вы остановитесь? Я уверен, нет такого человека, который бы не остановился и не начал бы смотреть, как одна птица гоняется за другой. Неважно, на чьей вы будете стороне. Ведь это само по себе стремительно и красиво. Тот, который гонится, и тот, кто убегает, они в общем-то преследуют одну цель — выжить. Просто для жертвы вопрос стоит более остро и трагично.

У сокола нет элемента подхалимства. Если собака преследует дичь для меня, найдет её и оставит, то сокол ловит только для себя. И мои желания его ничуть не интересуют. Наши отношения — это чистое партнёрство.

Сейчас у меня есть ястреб-тетеревятник, но мы вместе лишь на время. Это самка, я зову её Даша, и скоро её отпущу. Сейчас наступит весна, пусть выводит птенцов. А следующей осенью возьму новую птицу.

7С:— Позвольте, но вы говорите «ястреб», а охота — «соколиная». Может быть, вы занимаетесь ястребиной охотой?

— В соколиной охоте ястреб-тетеревятник считается одной из первых птиц. И хотя она и называется «соколиная», в ней используются разные хищные птицы, даже орлы. На первом месте — соколы: кречет, сапсан и балабан. Они считаются наиболее «мастерскими». Самый быстрый сокол — это сапсан. А кречет — самый крупный, самый редкий, самый уловистый и самый дорогой. На рынке его цена доходит до $20 000. Это у нас, а в Эмиратах могут дать и дороже.

Из ястребов ценятся тетеревятник и перепелятник. Из орлов, например, беркут, но с ним надо ходить на мощную, серьёзную охоту. Он и волка берёт. Да вы и не представляете, что это за машина! У беркута же когти до восьми сантиметров! Знаете, что такое «берёт»? Думаете, у него с волком будет драка какая-то? Беркут просто хватает добычу и впивается в неё когтями. Если начинается движение, он ещё несколько раз перехватывает и сжимает с бешеной силой. Представьте, как восемь шил входят в плоть. Но вы не думайте, беркут в дикой природе никогда на волка не пойдёт. А зачем ему? Это не объект его охоты.

Идёт специальное обучение, человек ведь знает его мощь. Берут шкуру, вставляют в голову куски мяса, так что бы они торчали из глаз, и птица начинает раз за разом это чучело клевать. Сначала беркута выводят на молодого волчка, а потом уже на матёрых волков пускают.

Верхом соколиной охоты считается, когда относительно небольшой сокол берёт журавля или большущую цаплю. А у арабов же самый ценный трофей — джек — это как наша дрофа. Сопоставляете размеры? Здесь полное бесстрашие. Достаточно, чтобы сокол один раз пищу получил на чучеле цапли.

7С:— Как вам удаётся наладить контакт с такой суровой птицей?

— Самый первый шаг — это найти птицу. Кстати, в донских степях это не проблема. Здесь и орлы летают, а весной встречаются и перепелятники. Эти ястребы зимуют в городе. Им же мелкая птица нужна, а она вся там. Вы просто внимания не обращаете. А иногда смотришь — сидит воробей. И вдруг — серая тень, бац — и всё. Ударил и исчез.

Дашу же я поймал под Москвой. Первая стадия — птица должна у вас взять еду с руки. Если этого в течение трёх-четырёх дней не происходит, если сокол начинает терять в весе и упрямится, то лучше его сразу отпустить. Но такое происходит редко, как правило, голод заставляет идти на контакт.

А как только птица стала есть с руки, значит, она поняла, что источником питания являетесь только вы. А потом второй этап. Начинаете учить её приходить. Сперва с полметра — чтоб она к вам на руку перешла, потом метр, потом двадцать. В первое время с ней на руке надо ходить по четыре часа в день, чтобы она привыкла. Это самое тяжёлое. Если по времени, от момента ловли до выхода на охоту проходит примерно 15 дней. Труднее всего приучить сокола к тому, что добычу у него заберут. Надо тихонько подходить, забирать и что-то давать взамен. Если просто отобрать, птица может обидеться. Ведь дичь эта её.

7С:— Почему соколиную охоту называют «царской» или «королевской»?

— Уж поверьте, не потому, что сокол стоит дорого. Птицу можно достать. Но она требует много времени. Есть дела, нет дел — надо приехать и её покормить. У меня плотно расписанный день, а мне звонят: Даша оборвала ремни. И летает по вольеру. Птицу ведь нельзя просто посадить в клетку — она начнёт биться и может повредить себе крылья. Её обычно привязывают ремнём, так, чтобы свободно летала, но не доставала до стен. А ястреб вырывается на раз-два. Даже не перекусывает. Просто дёргает и ломает стальные карабины. И вот, я всё бросаю, приезжаю, ловлю и успокаиваю её. Выгуливать ястреба, опять же, нужно и в погоду, и в непогоду. Но мне всё это нравится. Это трудно понять, если вы не видели, как ястреб гонится за дичью, не прекращая.

Но здесь дело не только в любви к зрелищу. Ты чувствовать должен настроение птицы. У неё ведь бывают свои клины. Вот сегодня она на руку садится, как будто ты самый родной человек, а завтра её выпустишь — она хоп! — и ушла. Поэтому самое главное — хотя бы успеть с неё снять опутенки, колокольчики, когда чувствуешь, что она завтра собирается уйти.

И когда улетит, новую птицу возьму. В этом и есть смысл, а как же?

7С:— А когда начинается сезон соколиной охоты? Нужно ли на неё специальное разрешение?

— Для соколиной охоты в России пока нет никаких правил. Она ведь официально не существует. Ястреба в красную книгу не занесены. Даже если ястреб поймает фазана, когда сезон на него закрыт, я легко могу егерю сказать: «Вот, гулял со своей птичкой, а она и взбрыкнула… на фазана. Я же не могу запретить охотиться ястребу?». Но с такими проблемами я никогда не сталкивался. Наоборот, любой егерь с удовольствием и сам посмотрит, как идёт соколиная охота.

У нас хоть есть ещё возможность птицу взять в живой природе, а в Европе это запрещено. Если на птице кольца нет, всё: проблемы, тюрьма-колония. У них хищных птиц уничтожили не люди, а химия. Химикаты влияли на скорлупу яиц, и когда птица их переворачивала, появлялись микротрещины, и потомство погибало. К счастью, в Ростовской области последние десять лет никакой химии не было.

На Дону вообще есть всё, чтобы развивать соколиную охоту. Пока же она в основном культивируется только в Москве. Но и там свои проблемы — в столице голубей нет, на кого охотиться? И приходится людям ездить на свалку, пускать птиц на бродячих собак, котов. Я же в этом году договорился на севере области поохотиться на сурка. Москвичи привезут пару ястребов, самое будет то. Мне вот интересно, ума хватит у ястреба бросить добычу, когда она его потянет в нору? То-то будет зрелище. Не чета пулевой стрельбе по суркам. Тоже мне, сафари…

7С:— Юрий, а вы не пытались привлечь молодёжь или создать клуб?

— Молодежи это, увы, абсолютно не интересно. Приезжали как-то, посмотрели, «птичка — это хорошо», и на этом все. Конечно, если сказать, что это может стать заработком, то, конечно, сразу найдутся охотники. Но ведь дело не в том, чтобы заработать.

Сейчас мы можем без особого труда найти спонсора, который захотел бы купить дорогого кречета, и мы сможем такую птицу подыскать. А что дальше? Вот в Америке, там даже массовые состязания проводятся с соколами, люди выходят в поле, собираются сотни джипов, и каждый пускает своего сокола-сапсана на своего почтового голубя — это самый быстрый из голубей. Вот это шоу!

7С:— Но возможно, «королевским искусством» заинтересовалась бы местная элита?

— Обычно это конкретные люди, и они сразу задают конкретные вопросы. А ответы на них — не в пользу соколиной охоты. Времени мало требует? Нет. Много дичи приносит? Нет. И деньги тут не помогут. Это ведь нужно и собаку специально воспитывать, чтобы она и легавая была, дичь искала, и в то же время на ястреба или сокола не бросалась. А по-другому фазана из камышей никак не выгнать. И столько проблем сразу создаётся, что человек просто машет на это рукой. И деньги вкладывай, и проблемы решай…

Пока в нашей стране в основном процветают браконьерские бригады, которые ездят по России, добывают кречета и балабана и переправляют в страны Ближнего Востока. А там за белого сокола не столько большие деньги можно получить, сколько очень выгодный контракт на нефть. Любителей вот такой «соколиной охоты» среди тех, кого вы назвали «элитой», гораздо больше.

Так что я себя иллюзиями не тешу. Но небольшая группа единомышленников уже есть, может быть, ещё кто придёт, прочитав статью. Так что соколиная охота на Дону будет!

Текст: Михаил Малышев

Фото: Валерий Матыцин

Да текут дни по желанию моему.

 



  • На главную