Эту статью не следует рассматривать как строго научное кинологическое исследование. Цель ее - пока

 

Соколиная охота, зародившись в сухих степях Центральной Азии, благодаря переселению древних народов на Восток и Запад, развитию торговых и политических связей, в результате нашествия гуннов, крестовых походов и продвижения ислама стала известна не только жителям Европы, но и Северной Африки. В средние века охота с ловчими птицами в Европе получила как бы новое звучание, достигнув такой степени совершенства, о котором вряд ли имели понятие среднеазиатские ханы и индийские раджи.

Использование собаки в охоте с ловчими птицами имеет такие же глубокие исторические корни, как и сама соколиная охота. Во все времена и у разных народов, которые практиковали охоту с ловчими птицами, использовались различные охотничьи собаки.

При становлении подсокольей собаки немаловажную роль играли природные условия территорий, прежде всего характер местности и обитающая на ней дичь. От этих факторов зависел и выбор пернатого охотника и собаки для работы с ним. Так, в лесных районах, очевидно, необходима была собака, обладавшая чутьем и способная не только обнаружить дичь, но и согнать ее, причем так, чтобы было удобно для напуска пернатого охотника. Учитывая, что к таким природным условиям наиболее приспособлены ястреба, обладающие высокой стартовой скоростью, но работающие накоротке, от собаки требовалось, чтобы она не удалялась далеко. На степных же просторах не столько нос собаки, сколько ее глаза и быстрые ноги имели решающее значение. В такой ситуации безусловно сокол, весь склад которого более приспособлен к охоте в открытой местности, и борзоватого вида собака могли обеспечить успех в охоте.

Численность дичи тоже имеет значение. Если ее много, то охота хотя и носит случайный характер, тем не менее позволяет обходиться вовсе без собак. Например, в недалеком прошлом крымские татары практиковали охоту в наездку, будучи верхами, травя ястребами дичь, вылетающую из-под копыт лошадей. Во многих безлесных районах Севера современные охотники бьют птиц на перелетах либо с лодок, и роль собаки сводится в лучшем случае к функции ретривера. Личный опыт автора также позволяет говорить, что даже при травле белых куропаток ястребом (не при охоте с соколом на них) в тундре в принципе можно обойтись без собаки. Но без легавой пропадает тот элемент, за который, собственно, и ценится охота с ловчими птицами, а именно эстетическое наслаждение от слаженных действий собаки и птицы, когда животное и человек, слитые охотничьим чувством, представляют собой единый организм.

Другое дело, когда дичи мало, и здесь значение четвероногого помощника неоценимо. В этих условиях сокольники, которые охотятся без собаки, как правило, лишаются даже самой возможности иметь охотничий результат.

Собаки, которые помогали сокольникам при проведении охоты, известны с давних времен как "птичьи собаки". Это старинное название, дошедшее до нас из глубины веков и ныне практически вышедшее из употребления, не выделяет, однако, какую-либо особую породу собак. Более того, само понятие "птичья собака. по словам П. Хентшеля (1985). допускает двойное толкование. С одной стороны, под категорию "птичья собака" подпадают все те. которые используются в охоте с ловчими птицами; с другой - этим названием определяют тех собак, которых применяют исключительно для охоты по перу, то есть на птиц, таких, например, как перепел, куропатка, фазан, жаворонок и т. п.

Словосочетание "птичья собака", - Vogelhund (нем.), chien d'oisel (фр.) происходит от обобщенного названия пернатого хищника, используемого в охоте, будь то сокол или ястреб, которого, как пишет в своем исследовании В. Аркрайт (1904), старинные охотничьи писатели многих национальностей называли просто "птица". Это. кстати, нашло свое отражение в охотничьей лексике русской охоты - "ловчая птица", "птичья охота", "птичья потеха", "промышлять птицами" и т. д.

О европейской птичьей собаке

Ход развития центрально-европейской "птичьей собаки" тесно связан с историей соколиной охоты. Уже в первом своде законов древнегерманских племен Lex Salica (примерно 490 г. н. э.) имеется указание о ястребах, точнее о наказании за их воровство. Это позволяет судить о том, что охота с ловчими птицами была у германцев обычным делом. Кроме того, природные условия территории, большую часть которой занимали леса, и особенности в способах охоты ястреба делали этого хищника предпочтительной ловчей птицей. В старинных письменных свидетельствах можно найти и указание на использование собак в такой охоте. В "Баварской правде" (Lex Bajuvariorum, около 630 г. н. э.) говорится о hapuhunt или hapuhuhunt. В более позднем законе Lex Frisiorum также упоминается птичья собака (canes acceptoricius). И в том и в другом случае речь идет о собаках, использовавшихся при охоте с ястребом. Учитывая, что германцы травили ястребами журавлей, цапель, гусей, уток и зайцев, собаки тех времен могли совмещать в себе как функции ищеек, так и гончих, а также и борзых.

Со временем собаки все более становились специализированными по своим качествам, что нашло свое отражение в различных их названиях. В старинных источниках упоминается "птичья борзая" (то есть борзая, используемая в охоте с ловчими птицами), "ястребиная борзая", "птичья собака", "ястребиный брак" и т. д. Судя по всему, борзая и сокол стали активно входить в моду во времена крестовых походов. В XI столетии сокол уже появляется, например, в государственном клейме тогдашнего немецкого государства. Его можно видеть на фамильных гербах знатных особ; щит рыцаря нередко был украшен изображением сокола. К этому же периоду можно отнести и появление в Европе вислоухих гончих, будущих родоначальников легавых с короткой и гладкой псовиной, вывезенных из Азии первыми крестоносцами. Ими стали пользоваться как подсокольими, с помощью которых выгоняли-поднимали пернатую дичь, которую травили ловчими птицами. "Освободители гроба Господня" привозят с Востока не только массу соколов, вислоухих гончих и борзых, но и знания о новых видах охот с их использованием, что коренным образом отражается на всем дальнейшем ходе развития соколиных охот в Европе.

Дошедшие до нас произведения средневекового искусства, как-то гравюры по дереву, резьба по слоновой кости, живопись и графика, а также описания тех времен показывают, что соколиная охота составляла неотъемлемую часть тогдашней повседневной жизни аристократического общества. На крышке саркофага середины XII века, хранящегося в музее Ньора, изображен момент соколиной охоты: дама на лошади спешит к своей ловчей птице, поймавшей добычу. Несколько поотстав, за ней следует собака. Виоле ле Дюк (1875), комментируя этот сюжет, указывает, что в этом виде охоты использовали собак, выученных приносить дичь. Но это не совсем так, по крайней мере, не только это. Первоначально роль охотничьей собаки, как пишет де Шервиль (1886), от которой требовалось только, чтобы она выставляла все живое - шерсть и перо под ловчих птиц (сокола и ястреба), не шла дальше роли простой ищейки, и от нее требовалось лишь хорошее чутье и безусловное послушание, не допуская горячности.

Примечателен в этом отношении сюжет с фрагмента резьбы по слоновой кости на царском троне, хранящемся в Оружейной Палате Московского Кремля. На нем изображен момент соколиной охоты с использованием птичьей собаки, которая поднимает птиц под верхового сокольника. Как считают, это кресло XVI века работы западного мастера, которое в числе даров было привезено из Греции по случаю бракосочетания великого князя Ивана III с царевной Софией Палеолог. Фрагмент интересен тем, что подобный способ охоты почти в неизменном виде практиковался и в более поздние времена, например в начале ХIХ века, крымскими татарами, а также русскими помещиками (Данилов. 1878).

В самом старом из трактатов об охоте на французском языке - "Книге о короле Модусе и королеве Рацио", - написанном неизвестным автором, жившим в начале XIV века, имеются обширные сведения о разных видах охоты, в том числе и соколиной. Рукопись содержит немало миниатюр со сценами охот с ловчими птицами. В них, как можно видеть, присутствуют и собаки, которых уже в трактате Гастона Феба, графа де Фуа (1331 - 1391) называют "птичьими собаками"- chien d'oisel или espagnols. Эта книга об охоте датируется последними годами правления Карла V (1364-1380). Про упомянутых собак, в частности, говорится, что "родина их Испания; масти они белой или светло-желтой; они охотно подходят к птицам; на поиске их хвост в постоянном движении. Находят они всех птиц и зверей, но их специальность - куропатки и перепела. Для охотника, имеющего ястреба, сокола, балобана или перепелятника, они очень полезны".

В рукописном сборнике произведений немецких менезингеров "Манессе" (любовная рыцарская поэзия) немало миниатюр со сценами соколиной охоты, среди которых есть сюжеты охот на птиц с использованием подсокольих собак.

Следует заметить, что, по крайней мере в XIV веке, понятие "птичья собака" обрисовывает более определенно группу собак, которые по своим качествам характеризуются как "птичьи гончие". Но позже на передний план начинают выдвигаться так называемые "собаки со стойкой". К числу таких собак можно отнести и браков, о которых говорится в письме Катерины Сфорца к герцогине Феррарской от 16 августа 1481 года, в котором она просит "пару хороших гончих (segusi) и пару хороших браков для охоты с ястребом (bracco da astore). Последние, как уже указывалось, широко употреблялись в качестве подсокольих собак. Еще одно указание на них как на птичьих собак встречается в письме герцога Франциска Гиза коннетаблю Монморанси в 1540 году: "Чтобы ваш сокол ловил лучше куропаток, посылаю вам брака ему на подмогу".

Вероятно, уже в XVI веке "собаки со стойкой" достаточно сформировались, что позволяет говорить о них как о легавых в современном понимании. М. Бошерон (M. Boucheron) в статье "La chasse au duche" (1852) описывает, правда, в жанре исторического романа (но основанного на исторических фактах), события, относящиеся к декабрю 1539 года, т. е. периоду правления во Франции Франциска I (1515 -1547). В ней, кроме всего прочего, имеется описание соколиной охоты с использованием "собак со стойкой", причем работающих настолько типично, что К. Галлер (1885), сделавший перевод этой статьи, называет их "легавыми".

ПРИВЕТСТВУЮ ВАС. товарищи многие сокольники рано или поздно заводят легавых собак для истиной тонкости и красоты СОКОЛИНОЙ ОХОТЫ.

vitek-техника для жизни.

 



  • На главную