Соколиная охота

 

Первые попытки охотиться с ловчими птицами следует отнести к временам глубокой древности.

По свидетельству Брэма, искусство приучать сокола к охоте было известно древним еще за 400 лет до Р. Х. В 480 г. после Р. Х. соколиная охота не была еще распространена у римлян, потому что Сидоний Аполлинарий прославляет в те времена сына римского императора своего времени, Алития Гекдиция, за то, что он первый ввел в своей стране соколиную охоту. Вскоре, однако, пристрастие к этому занятию так распространилось, что на церковном собрании в Агде были запрещены соколиная и псовая охота. Но запрещение не произвело ни малейшего влияния, несмотря на то что было повторено в 517 г. в Эпаоне и в 585 г. в Макоре. В восьмом столетии король Этельберт писал к Бонифацию, архи­епископу Майнцскому, по поводу двух соколов, с которыми можно охотиться за журавлями. В 800 г. Карл Великий издал закон относительно приученных к охоте ястребов, соколов и копчиков, определяющий взыскания за убитых или украденных птиц. Император Фридрих Барбаросса сам учил соколов.

Затем Бандоллус рассказывает, что Райнольд, маркграф Эсте, держал с большими издержками около 150 соколов для охоты. Император Генрих VI, сын Фридриха Барбароссы, был тоже, по словам Коленуччио, большой любитель соколиной охоты. Император Фридрих II принадлежал к самым опытным и страстным соколятникам и написал книгу «De arti venandi cum avibus», которая была напечатана в Аугсбурге только в 1596 году. Рукопись была покрыта примечаниями, сделанными сыном Фридриха, Манфредом, королем Сицилии. Эдуард III назначил смертную казнь за кражу ястребов и приказал сажать в крепость на год и один день каждого, кто разорит ястребиное гнездо. В Пруссии гогмейстер Конрад фон Юнгинген устроил в 1396 г. школу для обучения соколов. Ландграф Людовик IV Гессенский 5-го мая 1577 г. запретил под страхом жесткого наказания разорение соколиных гнезд и ловлю самих соколов, а при Ландграфе Филиппе Гессенском всякий, кто имел голубей, должен был отделять десятого голубя княжескому сокольничему.

В Средней Азии, в Монголии, в Китае и в Персии соколиная охота производилась в огромных размерах и также ведет свое начало с древнейших времен. Ханы и властители этих стран иногда содержали баснословные количества птиц, приученных к охоте. Между Лагором и Кашмиром, в Персии, у киргизов и башкирцев, у бедуинов и арабов охота с соколами, ястребами, беркутами, холзанами (старый беркут) и копчиками производится в больших размерах и теперь.

Во Франции у короля Филиппа Августа при осаде Анконы улетел любимый сокол, и за него напрасно предлагали туркам 1000 червонцев; его не возвратили. Когда Баязет в битве при Никополисе 1396 г. взял в плен герцога Неверского и много французских дворян, то назначили за освобождение их известную плату, но герцог Бургундский послал ему вместо денег двенадцать белых соколов, и тотчас же все пленные французы были отпущены. Франциск I имел главного сокольничего, Рене де Коссе, у которого под начальством было 50 дворян и 50 простых сокольников, получавших 200 ливров в год. Число птиц Франциска I доходило до 300.

Между прочим, блестящее описание одной из охот Франциска I мы находим в VI главе «La chasse au duche» M. Boncheron, помещенное в «Journal des Chasseurs» 1852 г. Людовик ХI был также страстным соколиным охотником и при всей своей скупости не щадил издержек на птиц и собак.

Но особенно цветущим временем соколиной охоты во Франции было царствование Людовика ХIII, далеко оставившего за собой предшествовавших государей, как в самой страсти к охоте, так и в роскоши и великолепии охот, производившихся при нем. Людовик ХIII охотился почти каждый день, и обязательно по понедельникам, средам и субботам, если только погода благоприятствовала. Его «Cabinet des oiseaux», по свидетельству D’Arcussia (автора знаменитой «Faucounerie»), был наполнен хищными птицами всевозможных родов и видов, начиная с белых кречетов и соколов, до дербников, кобцев, ястребов и сорокопутов. При этом охота Людовика ХIII подразделялась на несколько отдельных частей, смотря по напускам (Vols) и птицам, за которыми охотились, и каждая из них находилась под ведением отдельного лица. Главным сокольничим Людовика ХIII был барон Шастегнерэ (de la Chastegneraye). Вельможи де-Люинь, де-Каденэ, де-Линьэ (Lignie), де Вилле, де ля Рош, дю-Бюисон, де-Лассон, де-Паллезо, де-Рамбулье, де-Рамбюр и де-Рульи были начальниками отдельных частей (напусков), подведомственных главному сокольничему. Охоты производились в окрестностях Фонтенбло, Сен-Дени, аббатства Фельян и в других местах. На них нередко присутствовали дамы, члены посольств, королева. По описаниям современников великолепие этих охот было поражающее.

Со смертью Людовика ХIII начинается упадок соколиной охоты во Франции.

Последним главным сокольничим при Людовике ХVI был маркиз де-Форже, между прочим, имевший под начальством своим одного из лучших сокольников Голландии, Ван-дер Гёвеля (Van der Heuvel).

В 1789 г. во Франции была вовсе уничтожена соколиная охота при дворе, и только некоторое время после этого она велась еще среди провинциального дворянства.

Упомяну, что во Франции иногда до того увлекались охотой с ловчими птицами, что даже лица духовного звания (как, напр. Denys, eveque de Senlis и Philippe de Vietri, eveque de Meaux, цитируемые de la Vique, автором Roman des oiseaux) страстно занимались охотой и трактатами ловчих птицах, жертвуя этому не только своими досугами, но и обязанностями.

В России охота с ловчими птицами точно так же, издавна и в продолжение многих веков, была любимой потехой князей, бояр и государей. Владимир Мономах в своем поучении говорит: «Еже было творити отроку моему, то сам есть створил дела, на войне и на ловах, ночь и день на зною и на зиме, не дая себе упокоя, на пособники не зря, ни на бирючи, сам творил что было надоб, весь наряд и в дому своем, то я творил есмь и в ловчих ловчий наряд сам есмь держал, и в конюсах и о соколах и о ястребах».

 



  • На главную