Арабы - история, религия, обряды,

 

СОКОЛИНАЯ ОХОТА

Возьми сокола на руку и укрепляй в себе дух воина и здоровье богатыря.

А. НавоиЗадолго до появления скотоводства и земледелия охота являлась практически единственным средством выживания человека. И даже когда на первый план у одних выдвинулось земледелие, а у других — скотоводство, люди еще долгое вре

мя Жили, занимаясь охотой. Скотоводческие племена использовали на охоте собак и птиц. Союз человека и пернатого хищника, по мнению исследователей, уходит в глубокую древность. Ко II тысячелетию до н. э. относится самое раннее изображение охотника с птицей в руке на барельефе в Вавилоне.

Считается, что традиция охоты с ловчими птицами возникла у степных этносов Центральной Азии (по некоторым данным — у прототюрков, скифов). Естественно, держать ловчих птиц и охотничьих собак, дрессировать их было не всем по карману. Зато правители проводили много времени на охоте, и в конце концов это стало традицией. Парфянская знать даже обвинила своего правителя, царя Ванона (8—12 гг. н. э.), воспитанного в Риме, в том, что он игнорирует обычаи предков, переняв римский образ жизни. Придворные обратились к Ва нону с посланием, в котором укоряли его за то, что он охотился редко, с лошадьми не возился. Персидские и индийские цари переняли традиции облавной охоты с ловчими птицами и борзыми собаками. Охота стала привилегией избранных. Азербайджанский поэт Низами Гянджеви (ок. 1141 — ок. 1209 гг.) в «Повести о соловье и соколе» объяснял, что сокол потому пользуется почетом и сидит на царской руке, что он молчалив, но точен на охоте, в то время как сладкоголосый соловей живет в унижении и питается червями.

Постепенно соколиная охота распространилась практически среди всех центральноазиатских народов, особенно там, где климат и географический рельеф позволяли заниматься ею. «Мое сердце жаждет охоты», — говорил Огузхан своим сыновьям. В VII веке арабские войска пришли в Среднюю Азию, и здесь они познакомились с местными обычаями охоты. Об охоте как исконно тюркском обычае идет речь в «Словаре тюркских наречий» Махмуда Кашгари (XI век). Завоевав всю Среднюю Азию, Иран, Переднюю и Малую Азию, тюркисельджуки распространили традиции охоты на покоренные территории. Сель джукиды нередко дарили обученных птиц правителям соседних стран, благодаря чему слава о них распространилась за пределы Азии. Во времена правления Сельджукида Джалал адда ула Маликшаха 1 (1072—1092 гг.) была составлена специальная «Книга охоты», описывающая во всех деталях церемонию султанской охоты. Маликшах был заядлым охотником, и даже во время походов его сопровождали сокольничьи, возившие с собой множество ловчих птиц. Позднее, у Сел ьджукидов Рума, великий визирь совмещал свой высокий пост со званием «великого эмира охоты».

Характерно, что, приглашая правителей соседних стран принять участие в соколиной охоте, правители имели в виду не только развлечься, но и провести дипломатические переговоры. Подарок в виде хорошо обученной птицы свидетельствовал о расположении правителя. С течением времени ловчие птицы стали дорогим товаром. Хорошего сокола можно было выменять на пленного сородича. Естественно, что прирученных соколов надо было охранять, ибо соблазн украсть столь дорогую птицу был велик, но воровство птиц строго наказывалось. Арабы переняли традиции соколиной охоты у персов. Представители династий Омейядов и Аббасидов привлекали образованных персов к дворцовой службе, и таким образом саса нидские обычаи входили в церемониал арабских правителей. Ловчие птицы занимали особое положение в фольклоре Персии. Известный персидский поэт Фахр аддин Аттар (XII век), автор замечательной книги «Мантикаттайр» («Язык птиц»), считающейся серьезным философским произведением, где каждая птица, каждый зверь имеет собственное место на мистическом пути, называет сокола (сакр, баз) белой царской птицей, которая стремится вернуться на руку своего хозяина. Другой не менее известный персоязычный поэтсуфий Джалал аддин Руми (1207— 1273 гг.) часто говорит о душе как о соколе, изгнанном в ссылку к воронам. Но по зову своего хозяина он возвращается на его плечо и трется головкой о его грудь: «Так потерянная и смущенная душа однажды вернется с миром к своему Господу». По мнению известной исследовательницы суфизма Аннемари Шиммель, «уравнение «птица — душа» известно всему свету. ».

Не избежал «птичьей темы» и арабский философ Мухаммад алГазали (1058/9—1 111 гг.), написавший «Рисалататтайр» («Трактат о птицах»), который по своему содержанию сходен с поэмой Аттара. Во времена Крестовых походов европейские рыцари стремились заполучить ловчих птиц в Сирии. Рыцари вывезли много экземпляров ловчих птиц, переняли обычаи их дрессировки и охоты с ними. Традиции соколиной охоты прочно вошли в обиход европейских правителей, стали сюжетом многих живописных полотен того времени. Хорошо известно, что особенно преуспел в соколиной охоте германский король и император Священной Римской империи Фридрих II Штауфен (1194— 1250 гг.). Приверженность к охоте с ловчими птицами демонстрировали и французские короли. Но в отличие от тюрков, где подобным видом охоты занимались представители различных слоев населения, которые месяцами проводили время на охоте, в Европе соколиная охота была занятием только высших слоев общества. Для охоты обычно используют соколов, беркутов, ястребов, которые поддаются дрессировке. Семейство соколиных насчитывает 58 видов, но не все из них пригодны к приручению. Со колбалобан (сакр, баз) лучше всех поддается дрессировке, потому и ценится дороже других. Сокол часто преследует свою добычу (особенно голубей) в воздухе, заставляя ее выбиваться из сил, поскольку для хищника полет не составляет большого труда. Изящно сложенные, они маневрируют в воздухе с помощью узких, длинных и заостренных крыльев. Большинство крупных соколов обитают на открытых пространствах, где скрыть от жертвы свое присутствие невозможно. Чтобы добыча не ускользнула, сокол набирает высоту и оттуда вертикально бросается вниз. При этом сокол сапсан развивает скорость до 230 километров в час. Считается, что сапсан — одна из самых быстрых птиц планеты. Ловчих ястребов (рахама, башак) насчитывается четыре вида. Обычно ястреб выслеживает свою добычу благодаря острому слуху и нападает из засады. Он убивает добычу острыми загнутыми когтями, в то время как клюв, короткий и загнутый, служит для расчленения добычи. Беркут (захби, укаб) — самая крупная из всех ловчих птиц: размах крыльев достигает двух метров. Хотя беркут прекрасно владеет техникой парения, добычу он хватает, летая невысоко над землей. Он особенно полезен истреблением грызунов. Каждая птица имеет свою специализацию. Например, с беркутом можно охотиться на волков, джейранов, лис, зайцев, фазанов и куропаток. Соколы балобаны, кроме охоты на дроф и зайцев, используются в охоте на водяную дичь.

Для дрессировки обычно берут птенцов, которых достают из гнезда и продолжительное время приучают к человеку. Птенцы должны быть уже готовы к самостоятельному вылету. Однако опытные ловчие ухитряются добывать и приучать взрослую птицу, используя для этого силки и сети. Характерно, что каждую пойманную птицу некоторое время заставляют не спать, нося ее постоянно на руке в специальной перчатке или муфте, иногда сделанной из куска старого ковра, в присутствии людей. Птицу держат на руке с помощью специальных пут (сабук), которые охватывают ее ноги. Свободные концы пут ловчий (саккар) держит в руке. Птица постепенно привыкает и устает, поэтому, когда на ее голову надевают клобучок (кожаный колпачок — барга), она немедленно засыпает. В отсутствие хозяина птица сидит на специальном кольце(вакр). Таким образом, у нее вырабатывается соответствующий рефлекс. Первоначальный период приручения птицы длится 3—5 дней. Затем начинается период вынашивания, когда птица постоянно сидит на руке хозяина, который носит ее в места, где может быть разнообразный шум. Одновременно птицу приучают брать мясной корм из рук хозяина, строго следя за тем, чтобы птица не набрала лишнего веса и даже, наоборот, была легче своих собратьев, обитающих на воле. На следующем этапе птицу обучают, не снимая пут, брать корм с руки хозяина, подлетая с расстояния 100—150 метров.

Затем начинается имитация охоты с помощью чучела лисицы или крыльев фазана, утки и т. д. положив на эти муляжи кусочки мяса. Чучело лисы, зайца или крылья при этом должны двигаться. Для притравливания соколов и ястребов используют также и живую птицу — гусей, уток, кур, а для некоторых, например ястребов, связанную живую лисицу.

Кроме того, для ловчих птиц высевают траву, кормят просом, делают специальные домики.

Впрочем, в некоторых местах приручение происходит несколько иначе. В этой связи интересно свидетельство В. Ф. Трубникова, врача, проработавшего три года в Кувейте. Вот что он пишет о процессе отлова и дрессировки сокола, который водится в малообитаемых районах Кувейта: «Выбрав подходящее место, охотник готовится к отлову следующим образом. В песке маскируют тонкую сеть. Одна из сторон ее неподвижно закреплена на земле, середина противоположной стороны прочно соединяется со свободным концом воткнутой в землю перпендикулярно к сетке метровой палке. Конец палки, несущий на себе край сети, соединяется с 20метровой тонкой веревкой, уходящей в противоположную от сети сторону. Все это хорошо присыпается песком и прикрывается ветками кустарника. Охотник маскируется и сам, выкапывает яму размером в рост человека, прикрыв ее ветками, край веревки он держит в руке. К колышку, вбитому возле палки и сетки, охотник привязывает дикого голубя, который все время пытается взлететь, чем привлекает к себе кружащегося в небе сокола. Бросившись вертикально вниз на свою жертву, сокол становится сам жертвой, так как охотник в своем укрытии внимательно следит за его действиями и, резко дернув веревку, накрывает сокола сетью.

После этого начинается сложный процесс приручения и воспитания сокола. Для того чтобы птица привыкла к человеку, соколу прошивают одним стежком веки обоих глаз. Эта операция для птицы безболезненна, но искусственная слепота делает ее неподвижной, беспомощной и полностью зависимой от хозяина. В этот момент человек как бы включает другие органы чувств сокола — слух, обоняние. Сокол привыкает к голосу хозяина, к запаху его руки, свисту. Когда птица подчиняется хозяину, срезают нити, скрепляющие веки, и дальше используют кожаный колпачок. Полный курс дрессировки длится месяц».

Орлы или беркуты плохо поддаются дрессировке, поэтому арабы предпочитают использовать соколов. Соколиная охота особенно популярна среди кочующих племен. В частности, аравийские племена (рашаида, мурра и руа ла) постоянно практикуют соколиную охоту. Еще недавно перьями ловчих птиц украшали сбрую лошадей и верблюдов, считая, что это должно придать животным силу, а также носилки главного верблюда, на котором переносят самые ценные вещи.

Хищные ловчие птицы окружены массой легенд. Существует даже культ этих птиц. В странах Среднего Востока в некоторых племенах берегли трупики погибших птиц. Например, трупик беркута подвешивали к палатке, надеясь, что живущий в ней ребенок будет сильным и смелым. У югозападных туркмен существовал бог Буркутбаба, покровитель дождя и водной стихии. В среднеазиатском фольклоре ловчие птицы выступают персонажами, олицетворяющими культ предков. Они наказывают и дарят благодеяния, в частности помогают бездетным обзавестись ребенком. Кочевники считают, что если беременная женщина увидит во сне сокола, то обязательно родится мальчик.

В персидской любовной лирике можно найти просьбу, исходящую от юноши, желающего стать ловчей птицей, которую держит в руках его возлюбленная. Даже момент захвата беркутом лисицы подается как победа мужской силы над женской. В фольклоре уйгуров, а также тюрок ловчие птицы фигурируют очень часто. «У нас есть сокол, у вас — кречет», — говорит сваха. Ловчие птицы нередко упоминались среди предметов, которые входили в приданое невесты или выкуп за пленного аристократа, заменяя скот в соотношении 1:10 или даже 1:100.В арабских странах соколиная охота распространена в основном на юговостоке Аравийского полуострова и среди бедуинов Центральной Аравии. И если раньше она была занятием рядовых бедуинских шейхов, то теперь ею занимаются сильные мира сего — правители, эмиры и просто богатые люди. Несмотря на то что на Аравийском полуострове есть достаточно подходящих мест для проведения охоты, богатые соколятники предпочитают ежегодно ездить в Пакистан, в специально отведенные для соколиной охоты угодья. Естественно, что при открытии и закрытии сезона устраиваются торжественные церемонии, на которые собираются представители правительств стран региона, дипломаты, промышленники и т. д.

Выводкой ловчих птиц в ОАЭ занимается в основном молодежь из средних слоев общества, ибо издавна это занятие означало для бедуина «приближение к шейху», возможность попасть на глаза власть имущим, проявить себя и получить поддержку в жизни. Одним из наиболее известных знатоков соколиной охогы сегодня является президент Объединенных Арабских Эмиратов шейх Зайд ибн Султан анНахайана, который даже написал книгу «Спортивная охота с ловчими птицами». В этой книге он пишет: «Соколиная охота привлекает меня тем, что позволяет непринужденно общаться с людьми. Вдали от городского шума и суеты равны все — короли и торговцы, эмиры и бедуины. Все едят одинаковую пищу, пьют одну и ту же воду. Такие встречи очень важны. Здесь лучше узнаешь характер. Здесь проверяются люди». Говорят, что увлечению соколиной охотой подвержены все жители Эмиратов — от рядовых граждан до шейхов. Об отношении к этому виду охоты свидетельствует тот факт, что, например, в эмирате Дубай существует специальная больница для соколов с оборудованием для анестезии, сердечными стимуляторами, рентгеновскими аппаратами. В палатах установлены кондиционеры. Амбулаторные записи ведутся прямо с электронных датчиков, прикрепленных к пернатым пациентам. С ранней осени до ноября в небе над ОАЭ появляются мигрирующие птицы. В этот период их ловят. Приручают как молодых первогодков (фахр) для соколиной охоты, так и более взрослых птиц (гарнас). Предпочтение отдается самкам (шахин или алхурр) в зависимости от вида птицы, самцы (гар муша) менее предпочтительны. После дрессировки хорошие пернатые охотники могут «прикогтить» до десятка дроф. После окончания охоты хозяин призывает своего сокола громкими криками «хохохо» и, накормив мясом, накрывает его голову колпачком. Но в период спаривания прирученные птицы становятся беспокойными, и даже самые надежные самочки навсегда исчезают в воздухе, заслышав призыв дикого сокола.

Шейх анНахайана ввел в обычай отпускать окольцованных ловчих самок после сезона охоты. Дело в том, что традиционно в Эмиратах птиц натаскивали, охотились с ними и отпускали на волю за один относительно прохладный сезон. Сильнейшая летняя жара была для соколов пагубной. Теперь же есть возможность сохранить пернатых охотников до следующего сезона. Однако шейх считает, что, отпустив окольцованных птиц на волю, можно проследить маршруты их передвижений, но главное, что именно таким образом можно внести вклад в увеличение их популяции. И начиная с 1996 года соколов стали торжественно выпускать на волю. Любопытно, что окольцованные в Эмиратах птицы были замечены и в Киргизии, где инициатива шейха была поддержана на правительственном уровне. Согласно международным правилам и условиям вольерного содержания ловчих птиц часть их обязательно выпускается на волю. Строго определенное количество ежегодно передается сокольничим — местным и зарубежным. Ужесточены и национальные законодательства относительно отлова сокола и беркута. Подобная практика должна прекратить незаконный отлов, попытки нелегального вывоза и реализации пернатых охотников на черном рынке. Однако в средствах массовой информации СНГ то и дело появляются сообщения о попытках перевоза ловчих птиц в чемоданах и ящиках. В таких случаях часть птиц непременно погибает, но контрабандисты идут на этот риск, ибо стоимость одной особи сокола балобана в арабских странах в 90х годах XX века достигала пятидесяти тысяч долларов. Соколиная охота — это спорт, и, как всякий спорт, она способствует здоровью человека. Эта сторона охоты давно была замечена. Недаром в изданной в 1646 году в Египте книге «Целительная сила природы» сказано: «Предписал лекарь султану, чтобы тот взял сокола на руку во имя быстрейшего выздоровления и восседания на трон». Об оздоровительном действии соколиной охоты и вообще контакта между человеком и птицей писал и Марко Поло (XI11 век): «Безмерно славна, хвальна для души, здоровья и тела соколиная добыча». В наше время врачи рекомендуют прогулки с соколом на руке, считая, что птица обладает сильным энергетическим полем, которое способствует выздоровлению больных, страдающих ревматизмом, эндокардитом и пр. Подобная практика используется и японскими врачами, которые рекомендуют общение с хищными птицами при лечении костных заболеваний, нервных расстройств и т. д. Аргументируя свои рекомендации, они напоминают, что большинство сокольничих сохраняют бодрость и здоровье до глубокой старости.

Другие новости по теме:

 



  • На главную