Сухорукова задушат в Михайловском замке

 

Во дворцах под Санкт-Петербургом режиссер Виталий Мельников приступил к съемкам исторического фильма "Бедный, бедный Павел". Главные роли в картине сыграют Олег Янковский (граф Пален) и Виктор Сухоруков (император Павел Первый). Оба дали "Комсомолке" интервью.

- Виктор Иванович, наверняка многие удивятся тому, что выбор режиссера пал на вас.

- Мы с Виталием Вячеславовичем минут 40 разговаривали. Я прыгал перед ним, как обезьяна. Размахивал руками и гремел, как все колокола Нижнего Новгорода. Так что Мельников даже растерялся. А после его слов ассистенту: "Татьяна, Павел у нас есть!" я еще и обниматься полез.

- Вы 12 лет назад первый раз сыграли Ленина. А теперь играете императора. Не видите какой-либо связи?

- Клянусь, когда меня утвердили на роль и начались съемки, я про Ленина даже не вспомнил. Но то, что вы обратили внимание на 12 лет, будоражит и радует меня. Это же космический цикл! А я верю в мистику. Она преследует меня. Прожив четверть века в Питере, ни разу не был в Смольном. И вдруг меня вызывают туда на присвоение звания заслуженного артиста. Вхожу я в лепной зал и вижу там. Кого бы вы думали? Мельникова! Я даже вскрикнул от неожиданности! Возникла ассоциация: Ленин - Смольный - Мельников - Павел.

- Вы можете сейчас сказать, что общего у вождя пролетариата и императора?

- Да. И тот, и другой - лидер, на престоле. Оба - исторические личности моей страны. У одного в голове была диктатура пролетариата, у другого - монархическая диктатура. И оба тащили страну в "светлое будущее". Что еще роднит их? Одержимость. Власть. Боль за все, что делает.

Ответственность. И. окружение. Ведь в обеих историях присутствует почти один и тот же сюжет свержения. С корыстью, лицемерием, обманом. А вот сказать, что Ленин и Павел были сумасшедшие в своих идеях, я не могу. Нет, тут нечто надприродное, энергетическое, что вбросило их в историю. Сам я императором себя еще не чувствую. Плебей Сухоруков! Плебей! До императорского сознания мне, наверно, никогда не добраться. А как актеру, примерить мундир самодержца чрезвычайно интересно. И знаете, даже какое-то чувство забытое внутри зашевелилось - вспомнил о завистниках! Думаю: Боже мой, я должен это сыграть хорошо, потому что это мой агрессивный отчет врагам, завистникам и всем, кто не верит мне и в меня. И еще вот о чем я подумал. В 78-м году Петр Фоменко привез меня в Питер в роли 70-летнего старика-чудака Егорыча, а в 2003-м, я, возможно, уеду отсюда императором. Какая красивая получается у меня биография!

- Вы намерены после съемок этого фильма переехать в Москву?

- Надеюсь.

- Фильм о Павле снимается к 300-летию Санкт-Петербурга. Как вы думаете, почему была выбрана картина именно о Павле, а не о Петре Первом или Николае Втором?

- Просто так совпало. Три года Мельников живет этим сценарием. Картина о Павле будет последней в его трилогии "Империя, 18 век". (Первый фильм был "Царская охота" - про княжну Тараканову. Второй - "Царевич Алексей". - прим. ред.) Более того, при встрече со мной и Янковским Виталий Вячеславович тихо сказал: "Это мой последний фильм." Мы, конечно, сразу зашикали на него. Потому что Мельников - талантливейший режиссер.

- Он вас на площадке окорачивает?

- О! Еще ка-а-ак! "Тихо, тихо, тихо. Все будет потом. Позже, позже. Спокойнее. достойней. Смиреннее. "

- Не раздражает?

- Да что вы? Я ему доверяю. Я фонтанирую импульсивно, работая над ролью до начала пути. Но как только начинается путь и режиссер становится повадырем - все, я подчиняюсь ему полностью. Хотя иногда на ходу сбрасываю из себя какие-то идеи и фантазии.

- Как у вас прошла встреча с Янковским?

- Встреча с Олегом Ивановичем была наиприятнейшей. Я даже немножко растерялся. Для меня-то Янковский был недосягаемый. Небожитель. Мне казалось, он и Сухоруков - это разные уровни и категории актеров. Мне до него далеко.

- Не боитесь, что "граф Пален" будет "перетаскивать одеяло" на себя?

- Пусть перетаскивает. Не боюсь. Олег Иванович - специалист. Он прекрасно понимает, где одеяльце взять, а где отдать. Так что. (смеется) под одним одеялом спать не будем. Его действия, поступки, игра все равно зависят от Павла. Он обязан будет играть с местоимением "мы", а не "я". Хотя, главное действующее лицо - конечно, граф Пален. Может, потому что он - злодей.

- Вы так считаете?

- Да! Потому что он меня убил! Получив из моих рук все, он выступил против меня. Был одним, если не главным инициатором свержения!

- Это предательство.

- Конечно! Величайшее! И мы подарим зрителям если не полностью весь фильм, то ряд эпизодов такого масштаба предательства - что мало не покажется.

- А вас в жизни часто предавали?

- Часто. Поэтому я считаю, что это качество - самое поганое. И это единственное, чего я не прощаю даже самым близким. Если предают, надо уходить. И не прощать. И не забывать.

- Это не по-Божески.

- Я же не причиняю боль и страдание. Это кара с моей стороны. Долгий разговор. И отдельный. Поговорим об этом в другой раз.

- На съемочной площадке я с интересом разглядывал актерские костюмы.

- Костюмы и грим в картине - очень точные. В съемочной группе есть даже спец по геральдике. Мельников, как-то глядя на меня, сказал: "Вообще-то у Павла были светло-серые глаза, ну ничего, не будем мы вас мучить линзами. " Видите, чуть не доходит до крайностей!

- Интересно, как вас будут убивать?

- Насчет смерти Павла есть много версий. И Мельников не будет утверждать ни одну из них. Я вам скажу, император был настолько изуродаван, что его потом очень долго гримировали. И хоронили его в шляпе, нахлобученной до самой переносицы! Были следы и на шее, и на виске! Все лицо - в гематомах. Поэтому кажда версия могла быть деталью убийства. Все предметы - и шарф, и табакерка, и каблук сапога, и кулак, и рукоятка шпаги - "помогли" лишить жизни Павла Первого. И Мельников придумал решение этой сцены. Будет любопытно.

- На последней странице сценария вашей рукой написано: "Я вижу себя со свернутой шеей". Это что?

- Правда Павла. По документам я узнал, что это его высказывание. Император увидел себя в зеркале, кривизна которого как бы срезала ему голову. И он сказал эти слова, что зафиксировалось в истории. Я буду просить режиссера внести данную фразу в сценарий, потому что она очень предсказательна. Павел был обречен на смерть, потому что был. прогрессивным революционером по отношению к своей империи, что не могло нравиться высшим сословиямм России. Он монархической рукой хотел насадить демократию! Приблизить Россию к Ев-ро-пе, ци-ви-ли-за-ции! И начал с кого? С себя! С царской фамилии. Первый указ его был о сокращении расходов на царскую семью. А нулевой пункт воинского устава при нем гласил: офицер не имеет права обустраивать свой быт в военном лагере до тех пор, пока не обустроится последний солдат.

- А какой характер был у Павла Первого?

- Я прочитал о нем книжек семь и много статей, писем и воспоминаний в рукописных вариантах. Мне показалось, что внутри России Павла Петровича не любили, смеялись над ним. Зато из-за рубежа мнения о нем приходили совсем обратные - восторженные, восхищенные. На самом деле Павел - более масштабный, более человечный, более красивый, чем принято считать, человек. И абсолютно неглупый! При первом разговоре Мельников мне сказал: "Он не сумасшедший, он болен душой." Душевнобольной в отличие от сумасшедшего, совершая поступки, порой понимает, правильно он поступил, или нет. И либо исправляет свои ошибки. Либо мучается и кается.

У меня есть правило. Когда я начинаю какой-то фильм, то завожу тетрадочку. Вот и сейчас завел и назвал ее "К моему Павлу". Пока две странички исписал. "Приезжаем в первый съемочный день в Гатчину, во дворец, где жил Павел, будучи принцем, и где он узнал о смерти матери. Подходит ко мне какой-то излишне нервный человек и говорит: "А хотите посмотреть домашнюю церковь, где молился Павел?" - "Хочу!" И он повел меня, отпирая запретные двери, где полная разруха, какие-то столы, обшарпанная штукатурка, мусор, грязь. И вот вводит он меня в полукруглое помещение со стеклянным куполом. Стоят леса. "Вот здесь, - говорит, - он вставал на колени, рыдал и молился. Я оставляю вас одного. Буду ждать внизу. Поговорите с ним, если хотите." Тут я понял, что для этого человека (он - то ли пожарный, то ли охранник) Павел дышит в этих коридорах, он живой. Ну, я постоял. И когда спустился вниз, этот человек сказал: "Я догадался, что вы будете играть Павла Первого." Я, действительно, тогда с императором пошептался. Попросил у него прощения за то, что буду клоуном его персоны. Понравится это ему или нет, не знаю.

- И. Он ответил вам?

- Я же не сумасшедший! Ничего я не слышал, не чувствовал, и испариной лоб у меня не покрылся. Но только тот день прошел настолько легко, красиво и празднично, что возникло ощущение благословления. Поэтому я верю, что фильм получится и будет интересен людям. Какая наглость, с моей стороны, так утверждать, да? А, может, это не я говорю, а за меня кто-то?

Олег Янковский: "Хотелось бы сыграть не просто злодея"

- Олег Иванович, вас не удивил выбор исторических фигур для фильма?

- Думаю, Мережковский написал пьесу, Мельников обратился к этому материалу, а я согласился участвовать в данном проекте, потому что речь идет о проблеме, которая не исчезла по сей день. Это вечное в России - убить.

-. правителя или. просто убить?

- Будем считать, и правителя. Может, так заложено генетически в российском менталитете? Это было, есть, и, думаю, будет. Поэтому хотелось бы разобраться в ситуации. А заодно понять предательство. Я не хочу проводить аналогий. Но вот Иуда - что это? Просто мерзавец? Или проявление фанатизма, веры во что-то другое, приводящее, порой, к трагедии. В душу мы не можем залезть Палену. Но я думаю, нам удастся с Сухоруковым и режиссером Мельниковым сыграть трагедию двух людей - убиенного Павла и вроде бы уезжающего куда-то графа Палена, который в день убийства, как говорят историки, "запивал". Ибо это стало-таки его крестом.

Есть несколько сцен в картине, очень человечных, где можно многое сделать. Например, когда Павел спрашивает: "Любишь ли ты меня, граф?" - "Люблю, - отвечает Пален. - Для меня Бог и вы на свете". И в ту же ночь происходит убийство императора.

Дай Бог, мы с вами еще встретимся, вы ко мне подойдете после кадра этой сцены и скажете: "А-а-а. Олег Иванович, я понял, что вы играли. По глазам. " Это меня увлекает. Глазами можно больше сыграть. И так, что вы почувствуете сметения графа Палена.

- Это первая ваша работа в историческом фильме?

- Это героизм в масштабах сегодняшней России - поднять такой материал. И если говорить об исторической классике, то да, это первая моя работа. О Павле осталось многоточие в истории. Вроде бы странный царь - полуребенок, полуюродивый, полутиран. Но Мережковский не зря написал о нем: "бедный, бедный Павел". Так вот в начале XXI века мы попытаемся посмотреть на историю России другими глазами. Такими, какими никто не смотрел. Я очень на это надеюсь.

Роман ПОПОВ.

Фото Стаса ЛЕВШИНА.

Что писали о Павле и Палене в советские времена?

Павел I (20.9.1754 - 12.371801), российский император (1796 - 1801). Сын Петра III и Екатерины II. С 1783 жил в Гатчине, в отчуждении от матери из-за неприязненного отношения к ней, где имел свой двор и небольшое войско. В начале царствования изменил многие екатерининские порядки, однако по существу внутренняя политика Павла I продолжала курс Екатерины II. Император проводил политику крайней реакции. Была введена строжайшая цензура, закрыты частные типографии, запрещен ввоз иностранных книг, введены чрезвычайные полицейские меры для преследования передовой общественной мысли. Павел раздал помещикам-крепостникам более 600 тысяч крестьян. В борьбе против крестьянских выступлений использовал карательные экспедиции и некоторые законодательные акты, якобы ограничивавшие экусплуатацию крестьянства, такие, как указ о трехдневной барщине. Ввел централизацию и мелочную регламентацию во всех звеньях госаппарата. Провел реформы в армии по прусскому образцу. Принял участие в коалиционных войнах против Франции. Но потом резко изменил внешнеполитический курс и сблизился с этой страной. Данный факт, а также мелкая прдирчивость и неуравновешенный характер Павла вызывали недовольство среди придворных. В среде гвардейских офицеров созрел заговор. И в ночь с 11 на 12 марта 1801 в Михайловском замке Павел I был убит.

Петр Алексеевич фон дер Пален (17.7.1745 - 1372.1826), русский военный деятель, генерал от каалерии, граф. В 1798 назначен петербургским военным губернатором. Пользовался доверием Павла I, был великим канцлером Мальтийского ордена, членом Коллегии иностранных дел. Один из главных организаторов заговора против Павла и его убийства. В июне 1801 уволен в отставку и отправлен в свое курляндское имение.

(Из "Большой советской энциклопедии", том 19).

 



  • На главную