Соколиная охота в Москве: песнь о соколе, собаке и лошади

 

Музей соколиной охоты. Фото: М24.ru/Мария Касатина

Соколиная охота - увлечение в России редкое, мало кому удается посвятить себя общению с хищной птицей. Автор M24.ru отправился в Музей соколиной охоты в Мытищинском районе, чтобы узнать, кто сегодня продолжает благородные традиции и о чем она - Песнь о соколе.

Фантазии наших соотечественников порою рождают такие примеры неожиданных увлечений, что диву даешься. Кто-то собирает валенки, кто-то редкие книги, а кто-то вообще коллекционирует драгоценности. На вкус и на цвет, как известно… Но увлечение, что поглотило все мысли Константина Соколова, – всем хобби на зависть. Дело в том, что он занимается популяризацией соколиной охоты.

В его случае увлечение оказалось продиктовано фамилией. Мало того, он еще и директор "Музея соколиной охоты". Правда, находится музей в Мытищинском районе, но относится к столичному департаменту охраны окружающей среды. Любопытное место. Добраться до него достаточно сложно: от метро "Алтуфьево" надо ехать на автобусе. Но поездка стоит того.

Ненастным осенним днем мы прибываем на место. Здание музея двухэтажное, мы пока находимся на первом этаже. В зале Константин рассказывает, что впервые увидел чучела сокола в Зоомузее. Помимо чучела там была разного рода амуниция, предназначенная для соколиной охоты. Коллекция принадлежала профессору Дементьеву. И Константин увлекся. Сначала его интересовали хищные птицы как таковые. И уж затем он пришел к птицам охотничьим. К каким? Для примера он называет несколько: ястреб-тетеревятник, сокол-пустельга и другие.

Фото: m24.ru/Мария Касатина

В детстве Константин держал охотничьих собак - такс (да-да, если кто не в курсе, они применяются в норной охоте). Как-то, выгуливая таксу, он видел, как она пыталась охотиться, и постепенно пришел к традиционному виду этого аристократического занятия – с ружьем.

В советское время возможности заниматься соколиной охотой в Москве не было. Но к середине 90-х Константин, что называется, "созрел". Говорит, что у него внутри как тумблер щелкнул. Он вздыхает и признается, что настоящих сокольников всегда было мало. Зато всегда было в избытке людей, желающих на птицах сделать деньги - это и таксодермисты, и разного рода торговцы.

По разным данным, соколиная охота возникла то ли в Индии, то ли в древнем Египте. Константин придерживается мнения, что первые упоминания о ней найдены в египетских источниках. Это прежде всего сокологоловый бог Хор (Гор). Соколам египтяне поклонялись как посланцам Хора. А жрецы выступали в роли загонщиков, которые гнали из тростников укрывавшуюся там дичь. Как считает директор музея, наш мир был построен таким же человеком: не было еще народа в истории, которым бы управлял руководитель без птицы на руке. Сказано, я считаю, с перебором, но подобный энтузиазм лично у меня вызывает уважение.

Константин продолжает. Говорит, что соколиная охота - это школа высшего менеджмента. В ней не подчиняют, а скорее сами подчиняются и становятся добровольными и добросовестными слугами. птиц. Если ты плохой слуга, то птица улетает или погибает.

Фото: m24.ru/Мария Касатина

Во времена средневековья император Священной римской империи Фридрих II – Гогенштауфен написал книгу "Искусство охоты с птицами". Это одна из немногих книг, посвященных благородному занятию. В ней он, в частности, пишет, что соколиная охота есть улучшение человека через унижение птицей. А также рассказывает о правилах охоты и раскрывает моральный кодекс сокольника - отсутствие сребролюбия и прочих пороков. Сам он был католиком, что не мешало ему иметь гарем - такой вот был моралист. Император держал в своей свите и мусульман.

Кстати, Адольф Гитлер считал себя возрожденным Гогенштауфеном и даже назвал план нападения на СССР его именем (да-да, он же Барбаросса). А вот Геринг был обер-гауляйтером немецкого сокольничего союза. В Первую мировую войну, когда на самолетах не было пулеметного вооружения, юный ас воздушного боя Герман Геринг применял таранные удары шасси аэроплана по кабине противника. Он называл этот прием соколиным ударом. Отсюда и название: "Соколы Геринга". Правда, созвучно сталинским соколам?

В древней Японии во времена клана Токугава у самураев появилось свободное время. Собственно, тогда они и заняли свое место в японском обществе. В тот период появились школы каллиграфии, школы поэзии, расцвел институт гейш. и соколиная охота. Ястребы-тетеревятники стали признаком высокой знати, а для сокольничих были выработаны строгие правила. Они не могли смотреть птице в глаза, а только на ее когти. Нельзя было трогать птицу руками, а только кисточкой. Не разрешалось разговаривать с нею – лишь стучать по коробочке с мясом. И это все - чтобы не оскорбить сокола. Интересно, что учителем соколиной охоты мог стать только потомственный сокольник в 16-м поколении. Причем сам он должен был заниматься этим ремеслом не менее 20 лет. Да, сокольником мог стать только самурай.

Фото: m24.ru/Мария Касатина

Константин добавляет, что следы культа хищной птицы можно проследить повсюду в мире. И эти следы не ограничиваются культом бога Хора. Он еще раз напоминает, что птица не может подчиняться, в отличие от большинства живых существ, включая и человека. Ей не скажешь, как собаке: лежать, сидеть. Птица сама является лидером.

F xто же на Руси? В нашем Отечестве соколиная охота была частью Тайного приказа - тогдашнего ФСБ: увлечение это было тесно переплетено с дипломатией. Во времена Орды с помощью сокола можно было получить ярлык на право собирать дань - поменять на пленников или на расположение хана и таким образом получить ярлык.

Однако при Петре I соколиная охота начала приходить в запустение. Петр сократил Тайный приказ, урезал число сокольничих, забрал сыновей и забрил их в потешные полки. Правда, потом он пытался восстановить утерянное искусство, но безрезультатно. Устная традиция (а на ней все и держалось) была прервана. Поэтому в конце XIX века в Россию приглашали голландцев, чтобы возродить традиции русской соколиной охоты. Кстати, изначально на гербе Москвы был изображен всадник с птицей на руке.

Позже, при большевиках, в Средней Азии соколиную охоту уничтожали как байское наследие. К счастью, уничтожили не до конца: в трудные местные годы соколы и орлы кормили своих владельцев. Собственно, в советские годы искусство удалось отчасти сохранить только в Средней Азии, Поволжье и на Кавказе. В других регионах культура соколиной охоты практически полностью потерялась.

Фото: m24.ru/Мария Касатина

В позднесоветские времена в европейской части нашей страны осталась лишь горстка энтузиастов, да и сейчас таких увлеченных людей ненамного больше. Вообще в России этим забытым видом охоты занимаются человек 200. Из отдать всего себя любимому делу получается у двух десятков. Да, бывает, что бизнесмен увлечется. Но как? Ведь кормит птицу водитель или охранник. Бывает еще, деловые люди дарят бизнес-партнерам соколов, не зная, что у сокольников дарящий птицу считается рабом получателя подарка (вспомните уже упоминавшийся обычай преподносить сокола хану). Неудивительно, что на Ближнем Востоке наших бизнесменов из-за этого воспринимают не совсем адекватно. А продающий птицу, считают сокольники, продает душу. Издавна считалось, что птица - это посланник Бога. И об этом в России забыли.

Получается, мы живем в одной из тех стран, в которых соколиной охоты нет как явления. И даже небольшой музей Константина – один из трех существующих в мире – собираются прикрыть. Он находится на стыке интересов Москвы и Подмосковья, идут суды. Весьма вероятно, что Россия останется без последних энтузиастов соколиной охоты. Ведь даже сейчас сюда приходят учиться 3-5 человек в год, и те как правило не выдерживают. Чтобы стать сокольником, надо менять весь уклад жизни, это не хобби. Кто по нашему времени на это способен?

Выйдя из музея во двор, мы прежде всего знакомимся с лошадками - 20-летним Эпосом и 10-летнй Зосей. Эпос раньше был занят в конкуре, а Зося была "прокатной" лошадью. Увы, старость - она и у лошадей старость. Вместо пенсии их могли отправить "на колбасу", но приютили здесь. Правда, если музей закроют, жить им будет негде. Потом нам показывают щенков английского пойнтера: Обама, Фродо и Луша прыгают с щенячьим задором на сетку-рабицу, хотят с нами познакомиться. Это подсокольничьи собаки, их задача - найти дичь и сделать стойку. Сокол ждет на руке или в небе, когда по команде охотника собака поднимет дичь, - и только тогда идет в атаку. Без собаки птица "заскучает", потому что, завидев сокола, дичь прячется. А подсокольные лошади несут всадника и помогают ему следить за тем, что происходит на земле и в воздухе.

Фото: m24.ru/Мария Касатина

Впрочем, птицы, лошади и собаки - не единственные атрибуты соколиной охоты. Есть еще клобук (шапочка, которую надевают соколу на голову) и рукавица. И то, и другое сокольник шьет сам, но можно эти предметы и купить. Выйдет все удовольствие тысячи в 3-4 рублей. Сама птица стоит тоже недорого – до 10 тысяч. Так что соколиная охота - одна из самых недорогих.

Идем за дом: здесь на пеньках сидят и ждут нас птицы: орел-беркут Марс, ястреб-тетеревятник Банзай и безымянный канюк (имя дается только после первой крови). Нам показывают ястреба-тетеревятника Басту, Константин выносит на свет из вольера ястреба-тетеревятника Амбу. Он смотрит на нас гордым и равнодушным "зеленым взглядом". Вот она - дикая природа, стремительная, жесткая и, наверное, жестокая, как жизнь.

Ссылки по теме

Есть здесь и своя муза - актриса Дульсинея, ястреб-тетеревятник. Она была задействована в спектакле "Хроники Шекспира" Юрия Любимова. Ее я как-то несколько лет назад увидел в метро на руке у Константина. Зрелище было удивительное даже для Москвы. Сейчас она отдыхает, а птицы по очереди дышат и принимают дождевой "душ", время от времени какая-нибудь из них начинает хлопать крыльями.

- На волю рвутся?

- Да нет, - уверяет меня Константин, - есть хотят.

 



  • На главную