Соколиная охота

 

Человеку необходимы многие хищные птицы. К их числу относятся соколы, особенно самые крупные — кречеты — и несколько уступающие им по размерам сапсаны.

Древняя соколиная охота представляла собой незабываемое зрелище. Окружившие царя или князя конные егеря на руке, одетой в расшитую золотом и жемчугом рукавицу, держат соколов, у которых голова накрыта специальным колпачком. Кречеты неутомимы во время охоты и могут делать до 70 ставок без отдыха. Нападая на добычу, кречет развивает скорость до 100 метров в секунду и, как бритвой, рассекает жертву своими острыми когтями.

Во времена раннего Средневековья соколиная охота стала необыкновенно престижным занятием властителей Азии к Европы, а ловчие птицы, приносимые в дар,— важным инструментом дипломатических отношений.

В фольклоре азиатских народов кречеты считались эмблемой бесстрашного воина. У воинственных тюркских и монгольских племен бытовала поговорка: «Соколиная охота — сестра войны». Охота с кречетами служила не только простым развлечением и промыслом, но использовалась для выработки важных воинских навыков.

О соколиной охоте на Руси известно из летописных текстов начиная с IX века, причем характерно, что уже тогда по этому поводу издавались различные законодательные постановления.

Кречеты, привезенные из Москвы, считались у персов лучшими охотничьими птицами и высоко ценились. Если во время перевозки какаялибо из птиц умирала, то посольство передавало иранскому шаху крылья и голову, и подарок считался принятым.

На территории нынешних Сокольников в Москве располагалась слобода, где жили кречетники, сокольники, ястребники. Была при царском дворе специальная должность сокольничьего. Впервые она упоминается в документе, датированном 1613 годом. Выступал тогда в этой роли пращур Пушкина — думный дворянин Гаврила Григорьевич Пушкин.

Расцвела птичья потеха в России при отце Петра I — Алексее Михайловиче. При нем на царских кречатнях содержались до трех тысяч соколов.

Страстно увлеченный «красной соколиной охотой» царь Алексей Михайлович называл себя «охотником достоверным», вкладывая в это определение нечто большее, чем просто «настоящий охотник».

Достоверный — не только охотник завзятый, истинный, до тонкостей знающий охотничье дело, но и сумевший опоэтизировать, поднять охоту до уровня эстетического наслаждения. Поэт птичьей охоты, он создал знаменитый «Урядник сокольничьего пути» — подлинный гимн своему увлечению. Чего стоит одно только вступление к «Уряднику». «И зело потеха сия полевая утешает сердца печальный, и забавляет веселием радостным, и веселит охотников сия птичья добыча»,— восклицает автор, приглашая читателей усладиться особенностью и красотой полета каждой птицы.

Все, что было связано с соколиной охотой, окружалось некоторой таинственностью. Посторонним проникнуть в царские кречатни было немыслимо. Знатный чужестранец, барон из Австрии, полгода добивался возможности увидеть и нарисовать царских кречетов. Птиц показали, но в специальной избе.

При Алексее Михайловиче соколиная охота все чаще считалась добычливой, но уже тогда ее ценили прежде всего как зрелище. Ведь сокол своего рода спортсмен среди хищников, и ему очень важно, как будет добыта птица.

С первой ставки он никогда не поражает и не стремится поразить добычу. Снова и снова он взмывает кверху, будто наслаждаясь своей быстротой, силой, ловкостью, точностью прицела. На земле сокол никогда никого не трогает. Только в воздухе. Кречеты способны достигать высоты около двух тысяч метров, черной точкой становясь для невооруженного глаза. Охотятся они часто на пару: один летит понизу, спугивает дичь, второй держится наверху, готовый на нее броситься.

В старину ежегодно организовывались экспедиции специальных служивых людей — помытчиков — на европейский Север и в Сибирь за драгоценными белыми кречетами и другой птицей. Места гнездований кречетов нередко объявлялись «государственной заповедью». Интересно, что на месте одного из них — Семиостровья — заповедник существует и сейчас. Это филиал Кандалакшского заповедника «Семь островов», который находится у побережья Кольского полуострова. Потомки царских птиц гнездятся там по сей день.

Отрадно, что сегодня активные, хотя и не очень многочисленные группы молодых сокольников имеются в Москве, Петербурге, Киеве.

«Ренессанс» соколиной охоты налицо, и коснулся он спортивного направления, то есть охоты «для сердца». Одна из главных причин такого возрождения, несомненно, в экологической «чистоте» охоты, которая не может привести к перепромыслу, не создает в угодьях дискомфорта, как при стрельбе. Очень важно, что ловчие птицы не оставляют подранков и в определенной мере играют селективную роль, добывая в первую очередь больных и ослабленных животных.

Другая важнейшая сторона современной соколиной охоты — в ее теснейшей сопряженности с охраной хищных птиц. Отсюда сохранение всей полноты связей в дикой природе. Но и это не все. Только человек с птицей на руке способен снова познать утраченный романтический восторг общения с крылатым другом и, сливаясь с ним в ощущениях, обрести упоительное чувство высокого полета.

"Азартные игры с животными", В. Т. Пономарев.

 



  • На главную